Капова пещера. Дорога, окрестности и жизнь в экспедиционном лагере

Когда заехал за тысячи километров от дома, снимать нужно все подряд. Есть лимит карт памяти и аккумуляторных батарей для фотоаппарата. Но ты должен быть открыт миру, быть внимательным к происходящему и воспринимать любую информацию. Даже ту, которая не связана с целью фототура.

Приятно просматривать фотографии покорителей вершин. Красивый, сильный, целеустремленный человек влезает по вертикальному уступу на высоченную скалу. А под ним — далекая земля в виде карты, мелкой синей ниткой вьется полноводная река, желтеют поля и зеленеет пространство микроскопического леса. После таких картин хочется самому штурмовать пики.

Кто задает себе вопрос: а с какой точки снимал героя фотограф или кинооператор? Получается, что человек, навьюченный фотоаппаратом или видеокамерой, множеством приспособлений для съемки, принадлежностями взлетел на вершину раньше других, развернул технику, нашел точку съемки, установил свет и успел сделать несколько дублей?

Эта заметка о фотографах и героях  фотографий.

Как на самом деле живет экспедиционный лагерь и что делает фотограф за кадром?

Олег Минников (слева), Антон Юшко и Юрий С. Ляхницкий (на заднем плане) спускаются с фотоаппаратурой к лагерю в зале Бездна.
Олег Минников (слева), Антон Юшко и Юрий С. Ляхницкий (на заднем плане) спускаются с фотоаппаратурой к лагерю в зале Бездна.

Самый большой проект, в котором я принимал участие, проходил в пещере Капова (Шульган-Таш).

Групповой снимок спелеологов на мосту через реку Шульган
Групповой снимок спелеологов на мосту через реку Шульган

Его придумал и организовал Антон Юшко. Ему удалось много лет собрать фотолюбителей и видеооператоров, на самолете, а в последствии на машинах перевезти закупленное спелеологическое снаряжение, обмундирование, фото и видеоаппаратуру, осветительное оборудование, штативы, палатки и продукты питания. Только представьте себе аэропорт, где на глазах удивленных служащих молодые призывного возраста мужчины выгружают мешки с железом, веревками, проводами и тд. У службы охраны при этом поднимаются волосы! Рейс ждет загрузки досконально проверенного «перегруза».

Путешествие в подземелье не для тех, кто привык странствовать налегке.
Путешествие в подземелье не для тех, кто привык странствовать налегке.

Из аэропорта Уфы до заповедника Шульган-Таш еще около 360 горных километров!

Команда группы Красный мамонт и участники научной экспедиции у лагеря перед пещерой Капова.
Команда группы Красный мамонт и участники научной экспедиции у лагеря перед пещерой Капова.

Последующие фототуры были организованы на автомобилях. Машины позволили взять больше грузов. Как правило, два кроссовера загружались под самую крышу. 2700 км. Трое суток в пути от Питера до горы Шульган. Изматывающее путешествие о котором вспоминаются только критичные ситуации и злые анекдоты! 🙂

Козы пережидают дождик под козырьком автобусной остановки.
Козы пережидают дождик под козырьком автобусной остановки.

Мои надежды на то, что можно будет сделать остановки и провести небольшие фототуры в Ярославле, Казани, Нижнем Новгороде, Уфе не осуществились. Мои коллеги иногда мне разрешали остановить движение ради красивого пейзажа.

_DSC0524

Дождливая погода в горах Урала дает не самый красочный материал для фотографа. Спасают только фоторедакторы.
Дождливая погода в горах Урала дает не самый красочный материал для фотографа. Спасают только фоторедакторы.
_DSC0438
Антон Юшко и Андрей Голиков обсуждают дальнейший путь. Но навигационная система нас убеждает, что дальше дорог нет.

Путь к пещере не самый долгий, но безопасность российских дорог и качество придорожного сервиса делали его изматывающим.

Антон Юшко и Андрей Голиков обсуждают дальнейший путь. Но навигационная система нас убеждает, что дальше дорог нет.
Наш пробивной транспорт.

Именно поэтому водители хотели как можно скорее проехать маршрут и оказаться в лагере.

Ворота в заповедник Шульган-Таш
Ворота в заповедник Шульган-Таш

Вечером третьего дня пути мы оказались в заповеднике, где по традиции недалеко от реки Белая и входа в пещеру поляна была уставлена палатками геологов и студентов, которые выбрали поездку в Башкирию (Башкортостан) для прохождения учебной практики. Возглавлял экспедицию как всегда Ю. С. Ляхницкий.

При беглом взгляде на лагерь робкие романтические взгляды улетучиваются.

Лагерь спелеологов у пещеры Капова (Шульган-Таш).
Лагерь спелеологов у пещеры Капова (Шульган-Таш).

Когда научную общественность называют кабинетными крысами обычно не учитывают полевую работу.

Днем ученые и студенты ведут работу в пещере.
Днем ученые и студенты ведут работу в пещере.
Каждые два часа, даже ночью, записываются показания приборов.
Каждые два часа, даже ночью, записываются показания приборов.
Осы в банке меда.
Осы в банке меда.
Рой голодных комаров.
Рой голодных комаров.

Днем и ночью — кровососущие насекомые. Удобства — в скворечнике.

Стирка и умывание — в холодной реке.

Старка полевой формы спелеолога в воде реки Белая только на словах звучит романтично.
Стирка полевой формы спелеолога в воде реки Белая только на словах звучит романтично.
Комбинезоны спелеологов сушатся на солнце и свежем воздухе после очередного погружения в пещеру.
Комбинезоны спелеологов сушатся на солнце и свежем воздухе после очередного погружения в пещеру.

Еда: каша или вермишель, хлеб и консервы. Чтобы поесть нужно натаскать и нарубить дров, разжечь самодельную печь.

Члены экспедиции готовят еду для лагеря.
Члены экспедиции готовят еду для лагеря.
Каша на завтрак, обед и ужин.
Каша на завтрак, обед и ужин.
После приема пищи можно законно бездельничать. Десять минут.
После приема пищи можно законно бездельничать. Десять минут.

А после приема пищи — помыть кастрюли и чашки в холодной воде.

Жить ученым и помогающим им студентам приходится почти 2 месяца в старой выгоревшей казенной палатке, которая уже не защищает от дождя и не спасает от ночного холода и пылкого солнца.

Ранним утром уральские горы укрывает туман. Лагерь и подножья Шульгана.
Ранним утром уральские горы укрывает туман. Лагерь и подножья Шульгана.

Я был свидетелем того, как две молодые студентки утром  вытащили наполненные ночным ливнем спальники.

Установка палатки в лагере.
Установка палатки в лагере.
Романтика палаточного быта.
Романтика палаточного быта.

(К слову, у меня был добротный прорезиненный чехол для спальника; и я тут же отдал его в пользование одной из пострадавших.)

Приезд нашей компании принес новостей и разнообразия в размеренную жизнь и питание полевого лагеря. Антон привез гостинцев и угощений членам  экспедиции.

Мы поставили огромный по местным меркам дом — кемпинговую трехкомнатную палатку Антона. Установили внутри столы, выставили ноутбуки, разложили фотоаппаратуру, доставили новенькие комбинезоны и каски спелеологов.

Вид на лагерь с горы Шульган. Мы жили в большой кемпинговой палатке Антона Юшко.
Вид на лагерь с горы Шульган. Мы жили в большой кемпинговой палатке Антона Юшко.

К слову сказать, кто-то с благоговением или завистью смотрел на наше импортное снаряжение, а я с уважением — на застиранные старые невзрачные комбинезоны настоящих «чернорабочих науки».

А что вокруг?

Рядом с границей заповедника протекает Белая река.

Вид на реку Белая.
Вид на реку Белая.
Белая река.
Белая река.
Необычное небо и облака над горой Шульган будят воображение и рождают легенды.
Необычное небо и облака над горой Шульган будят воображение и рождают легенды.

DSC_1561

В заповеднике Шульга-Таш можно увидеть как тысячи лет добывался бортевой мед. Здесь — ареал обитания аборигенной популяции медоносной бурзянской бортевой пчелы.

Ульи, созданные пчеловодами по древним технологиям.
Ульи, созданные пчеловодами по древним технологиям.
Бортия - древний улей.
Бортия — древний улей.
Благодаря этим бортиям пчеловоды всего мира имеют возможность скрещивать популяции своих пчел с борянской особью, чья история превышает несколько тысяч лет.
Благодаря этим бортиям пчеловоды всего мира имеют возможность скрещивать популяции своих пчел с борянской особью, чья история превышает несколько тысяч лет.
Мальчик гладит морду лошади в загоне для домашних животных.
Мальчик гладит морду лошади в загоне для домашних животных.

Но главный сюжет поездки — это неформальное общение спелеологов и археологов.

Научные вопросы часто задают и решают вне стен храмов науки.
Научные вопросы часто задают и решают вне стен храмов науки.
Коллеги из научного мира преподнесли сюрприз - полевой чудо-торт с копиями наскальных рисунков.
Коллеги из научного мира преподнесли сюрприз — полевой чудо-торт с копиями наскальных рисунков.
Неформальное общение научных людей у вечернего костра с чаркой и под гитару.
Неформальное общение научных людей у вечернего костра с чаркой и под гитару.

Жизнь российской глубинки — особый мир.

Есть такой населенный пункт в России - городок Весь.
Есть такой населенный пункт в России — городок Весь.

Здесь прекрасное соседствует с ужасным.

Монастырь в Тихвине.
Монастырь в Тихвине.
Полуразрушенный православный храм в глубинке российской провинции.
Полуразрушенный православный храм в глубинке российской провинции.

_DSC0430

Даже туристу с опытом фотосъемка здесь может оказаться трудной задачей. Еще сложнее — соотечественнику: знакомые до отвращения примеры быта многим из нас не кажутся достойными тревел-фотографа. Наше сознание останавливается при виде того, что с трудом может быть отнесено к снимкам красивых закатов, рассветов в горах и у моря, заполонившим наши личные страницы в социальных сетях. Реальность современных нам деревень мы скорее отнесем к «социалке». И все-таки, не жалейте ресурсов техники и снимайте Родину, так как со временем вы иначе оцените ваш архив!

Еще важно накапливать эмоциональные впечатления от встречи с людьми.

Я вспоминаю, как по дороге в Аркаим мы остановились на новеньком импортном кроссовере у сельского магазина в одном из уральских поселков, чтобы купить продукты в полевой лагерь. Было уже поздно. Темно. Продавец закрыла дверь в лавку и вела торговлю через «окно». Перед нами три пары молодых людей взяли по бутылке пива и легкой закуске. Когда подошла наша очередь, мы минут пятнадцать делали заказ. А продавец собирала в шесть мешков наши покупки. Когда же стали расплачиваться, я обратил внимание, что за нами выстроилась необычно большая для этих мест очередь. В конце стояли те самые три пары, которые затарились перед нами. Оказалось, что мы решили скупить оптом нечто вроде местного клуба. Возле этой торговой точки собирается молодежь, чтобы потусить. Время от времени люди покупают лимонад или легкие алкогольные напитки. Наше появление стало настоящим событием. Молодой башкир на красиво оформленной Ладе стал с нами знакомиться. «Вы из Питера? Я по номерам вижу. Служил в вашем городе»…

Приезжие «ботаники» на новых машинах, в горах, далеко от дома, при деньгах… Чтобы точно описать напряженность этого момента нужно сказать, что водитель второй машины, следовавшей в нашей группе, уже готовил подручные средства для самозащиты. Но вместо детектива был хэпиэнд: разведчик в запасе сопроводил нас на своей машине до поворота на нужную дорогу.

Когда заехал за тысячи километров от дома, снимать нужно все подряд. 

© Михаил Тихонов