Жизнь — перформанс, Мир — ванна битого стекла!

В пустом зале стояла ванна до краев наполненная осколками стекла. Из них торчала рука человека.

 

Постепенно эта рука пришла в движение. Слабо-слабо стала двигаться. Затем начала сбрасывать битые куски, пока, наконец, не появился образ актера.

 

 

Он был скрыт от взоров зрителей остроконечным покровом. Как выяснилось, акционист даже не дышал все это время.

А рука продолжала «откапывать» тело. То пальцы брали один кусок, то целую горсть. Стекло с треском летело на пол.

Эксцентричность образа дополняло обнаженное состояние человека.

 

 

Освещенный прожекторами, он был обескураживающе фактурен, а  его тело было излишне детализировано. На заднем плане играла музыка. Две-три сердобольные женщины, поймав такт, поочередно и вместе помогали актеру освободиться, не понимая или не беря в расчет, что тем самым они включаются в представление и в добавок — «раздевают» незнакомого им мужчину, чьи муки они приняли как свои собственные.

 

В финале персонаж благополучно вылез из ловушки. Трудно, словно из скорлупы, выбрался он из под осколков. Но вид его не был радостным и торжественным. В какой-то момент даже показалось, что ему легче лежать на привычных остриях, чем думать о будущем и строить какие-то планы.

 

На кусках стекла — он страдалец. А за ее пределами — он всего лишь голый мужчина со всеми его недостатками и достоинством. Затем акционист сел на край.

 

 

Медленно оглядел собравшихся. Встал на сброшенные им куски стекол и ушел.

 

 

В зале осталась чугунная Купель коммунального быта (или — это Гроб?).

Предоставленные самим себе зрители еще долго блуждали, пробовали остроту стекла

 

 

под не утихающую музыкальную импровизацию Джонатана Делашо (Jonathan Delachaux), аккомпанировавшего на тромбоне.

 

Перформанс прошел. Завершился вечер. Его сменил новый день, а там и следующий. Небольшой поступок человека в ванной с битым стеклом незаметно прошел через сито новостей по сайтам и соцсетям.

Не удивляйтесь, что в городских изданиях вы найдете мало сообщений о современном искусстве.

 

Взгляните на новости.

Расчет из трех пожарных тушил помойку или машину. Поймали воришку в небольшом магазине в центре города. Мошенник обманул пожилого человека и был пойман доблестными стражами порядка.

Бестолочь, которую генерируют пресс-службы ведомств и компаний! Деловые издания целые газетные полосы отдают под описания меню очередного, тесячепервого ресторана для самой «избранной» публики. Но описание и сами блюда до боли похожи то, что мы уже видели и знаем.

И факт в том, что завтра или через год люди забудут об этом проекте и пойдут в «бар в центре».

Еще больше места — реклама машин класса люкс, которых за год в стране продается не более сотни.

Эти заметки легко понять и оценить. Каждое носит личный характер, — вроде как испугался или взыграло жлобство и примерил события на себя.

Но, к сожалению, — это только информационный мусор. Жвачка, которая не дает насыщения. Сообщения ничему не учат! Не заставляют думать и мечтать, не носят созидательный эффект.

Хороших рецензий на выставки, театральные постановки и кино встречаются крайне редко.

Вместе с тем, все, что создается художниками и артистами — вызывающе и броско. Как следствие — основным каналом распространения новостей становятся социальные сети. Правда это не придает искусству положенного блеска.

Тусклое изображение мобилографии и нелепые подписи, странные теги, еще более странные комментарии зрителей. Людей отпугивает подобная огласка. Хороших рецензий на выставки, театральные постановки и кино встречаются крайне редко. Вот потому искусство «Современным» де факто не является. Его никто не осмысливает.

Вместе с тем актуальное искусство (и перформанс в особенности) построены на красочном и ярком формулировании короткой мысли или одной сложной проблемы. По аналогии с буддистким принципом взаимного обогащения в процессе философского спора. Причем, желательно, чтобы спор исключал живую и письменную речь и велся с помощью красок, жестов, поз или других способов выражения мысли.

Перформанс Яна Маруссича — это действие, построенное по классическому канону: мизансцену не сопровождает текст или закадровый комментарий из суфлерской будки.

Ты — зритель?! Вот и понимай как хочешь: это твоя работа.

Кто-то из «добросердечных» зрительниц помогал «артисту» откапывать тело. Но истинная цель Зрителя (с большой буквы) не становиться частью зрелища, а оставаться наблюдателем до самого финала. И готовить ответ на главный вопрос, что, собственно, хотел сказать своим поступком автор?

Мы видим ванну битого стекла и человека в ней. Но было бы унижением автора считать, что он собрал зрителей для просмотра его «йоговских» навыков. А если представить нас и окружающее пространство глазами человека под осколками? Получается что персонаж со дна наблюдает осколки Мира?! И смотрит через острые куски, которые могли бы олицетворять озлобленность людей против соплеменников, против «пришлых», против властей и богачей.

Вот, кажется, образ нашего  мира — человек одинок и гол и зажат со всех сторон долгами, обязательствами, законами, общественной моралью и собственными принципами.

Большой частью перформанса является та, что относится к внутренним переживаниям зрителя. Кто-то чувствует неудобство и стеснение под взглядом актера. Кто-то наслаждается собственными ассоциативными идеям, которые возникли в процессе действа.

Перформанс Яна Маруссича, впервые показанный в Петербурге, стал открытием студии перформативных искусств «Сдвиг» на улице Гражданской. В ее создании приняли участие проекты «Скороход» и ByeByeBALLET. Как рассказал Александр Кондратенко,

Александр Кондратенко

основатель проекта, задача пространства — открыть публике современный танц, перформанс и проводить образовательные проекты. В планах — показать горожанам передовые явления европейского и мирового уровня.

Советы для любителя фотографии

Для фотографа любые виды пластических искусств — это настоящая творческая лаборатория. Поставленный свет, сценография, внутренний сюжет… Все поможет сделать отличную серию. Нужно только выбрать точки съемки и сделать снимки, раскрывающие ключевые идеи автора. Однако, нужно понять, что самые очевидные ракурсы будут пойманы конкурентами. И требуется приложить максимум усилий, чтобы сделать что-то уникальное.

Ограничения

Вместе с тем требуется соблюдать деликатность. В первую очередь это касается авторских прав. Фотографии спектакля или перформанса не могу стать иллюстрацией для материала на отвлеченные темы, не связанные с рецензией на данное произведение. Кроме того, важно соблюдение дистанции.

Так один из умудренных опытом репортерской работы фотограф заслужил упреки в свой адрес от коллег за яркий свитер, который оказался заметнее, чем образ персонажа, разрушал композицию. Он также вынужден был ретироваться, когда артист запустил в него каким-то предметом, за то что тот слишком близко вел съемку.

Автор особенно благодарит Альбину Исмаилову за приглашение и помощь в организации съемки!